Приложения
Страница 3

Стиль жизни человека во многом зависит от того, какие при­оритеты у него устанавливаются в его специфических способах прерывания взаимодействия со средой. Эти способы прерыва­ния контакта обычно приводят к потере функции выбора.

Слияние

— механизм защиты, фиксированный у тех, кто не переносит различий, стараясь умерить неприятные переживания нового и чуждого. При этом нет разницы между Я и не-Я, разли­чий между фигурой и фоном, нет возникающей фигуры собст­венной потребности. Одна из проблем слияния — ненадежность основы отношений. Два человека не могут думать и чувствовать одинаково. Слияние же — это своего рода игра, в которой ско­ванные одной цепью партнеры заключили соглашение не спо­рить. Сам факт негласного договора может быть обнаружен постфактум, если один из участников нарушает установившиеся правила, а второй недоумевает, один негодует, а второй испыты­вает чувство вины. Но человек может пренебречь различиями ради важной цели. Такой шаг отличается от слияния как преры­вания контакта, поскольку сделан по собственному выбору.

При интроекции

человек пассивно принимает то, что предла­гает среда. Он прилагает мало усилий, чтобы определить свои потребности и желания. В соответствии с перлзовской пищевой метафорой, он «проглотил» все ценности своих родителей, шко­лы и среды и ждет, что дальше в жизни все будет, как было. Ког­да мир или ситуация вокруг него начинает изменяться, он ис­пользует свою энергию не на изменение ситуации, а на поддер­жание интроецированных ценностей.

При интроекции к минимуму сводится различие между тем, что человек заглатывает целиком, и тем, чего он на самом деле хо­чет (если он вообще замечает эти отличия). Даже когда интроек­ция успешна, то есть между ней и жизнью есть согласие, человек утрачивает собственный выбор, то есть его функция выбора не работает. Нейтрализуя собственные чувства, человек избегает аг­рессии, необходимой для изменения того, что существует. Он ведет себя так, как будто все существующее незыблемо, и он должен воспринимать все как есть и ничего не менять. Из новых впечат­лений он выделяет только то, что соответствует прошлому опыту. При интроекции неприятие неизбежных различий между людь­ми на самом деле является непереносимостью агрессии, которая нужна для обновления организма. Нетерпение заставляет челове­ка немедленно все сглатывать, лень не позволяет делать работу, требующую больших усилий, жадность стремится получить все как можно больше и быстрее. Все эти тенденции ведут к интроек­ции. Когда в процессе терапии интроективный человек мобили­зует свою агрессию, он начинает остро чувствовать накопленную горечь. И это понятно, ведь он проглотил много из того, что было для него несъедобным. Для многих это позиция жертвы. В то вре­мя как горечь просто констатирует факт, агрессия побуждает к изменению. Если интроещия — ведущий механизм прерывания контакта, пациент обычно знает только то, что он не хочет и от чего хочет избавиться. И только потом, через бунт нежелания, научившись протестовать и освободившись от неприемлемого и чужеродного, приходит к осознаванию желания.

Следующий защитный механизм или тип прерывания кон­такта, прерывания возбуждения, направленного в среду, — проекция

. Ее определение близко к этому же защитному механиз­му, который описан в психоанализе.

Человек прибегает к проекции, когда не может принять свои чувства и поступки, потому что не должен чувствовать и посту­пать так. Это «не должен», конечно, интроекция, и в этом смыс­ле проекция всегда «сидит» на базе какой-нибудь интроекции. Чтобы решить эту проблему, человек не признает свои собст­венные чувства и поступки, а приписывает их другим. В резуль­тате возникает разница между тем, что он знает о себе, и его ре­альными чувствами и действиями. Так, подозрение о том, что кто-то не любит его, в большинстве случаев может быть основа­но на неприятии того, что он сам так относится к другим людям. Или представления об отвержении другими могут быть проек­цией собственного неосознанного их отвержения. В проекции человек осознает импульс и осознает объект в среде, но не отож­дествляет себя со своим намерением и не осуществляет его, так что он теряет ощущение того, что это вообще его импульс. Вме­сто действия он прерывает возбуждение и стоит неподвижно, ожидая решения своих проблем извне. Однако проекция не все­гда противоречит контакту. Проецирование — это еще и нормальная человеческая реакция, с помощью которой человек уз­нает о мире. Ведь его предположения о «другом» могут быть не лишены оснований, а его деятельность во многом построена на планировании и предвидении ситуации.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Бихевиористический подход к организации обучения и воспитания
В обл-ти восп-ия б/х проявил себя в конц-ции модиф-ции пов-ия. Мод-ция пов-ия (в шир-ом смысле) – это вся сово-сть мет-ов, направ-ых на изм-ние пов-ия лич-сти (это мет-ды псих-го воздей-ия, приме-ние спец-их преп-тов). Мод-ия пов-ия (в уз-ом смысле) – это собст-но псих-ие мет-ды воздей-ия, больш-во кот-ых основ-тся на классич-ом и опера ...

Социально-психологические феномены и механизмы влияния в малых и больших группах
1. Эффект социальной фасилитации – это усиление доминантных реакций в присутствии других. Норман Триплет в 1897 году. Причины социальной фасилитации: социальное возбуждение от присутствия других людей и боязнь социальной оценки или обеспокоенность тем, как нас оценивают. Последствия фасилитации также могут быть как позитивными, так и ...

Стили педагогической деятельности. Подходы к определению стилей педагогической деятельности
В разное время в отечественной науке рассматривались различные аспекты стилевой проблематики: содержательные характеристики стиля педагога; методологические и теоретические основы формирования стиля; практическая возможность диагностики стиля и условия развития индивидуального стиля педагога. Современная педагогическая практика, ориенти ...

Copyright © 2018 - All Rights Reserved - www.psyhologyside.ru